Ufameteo.ru сейчас в Уфе +5°C
$78,67 +1,85 €91,48 +1,82

 

«Это, конечно, реальная проблема, все боятся, все в панике» – Нарколог о ситуации со снюсом в Башкирии и реальной опасности для детей

Фото: nnm.me Пожаловаться

Запрет на продажу снюса – это только полдела, заявил накануне Радий Хабиров. По его словам, в ближайшее время к этому вопросу должен подключиться Роспотребнадзор и дать «глубокий анализ» ситуации. Каким должен быть этот анализ, мы обсудили с наркологом высшей категории, доктором медицинских наук Азатом Асадуллиным.

 

Вы поддерживаете запрет на продажу снюса?

– Да, я считаю, что это правильно, но нельзя забывать про чёрный рынок, есть огромная ниша – интернет, онлайн-покупки и так далее. С другой стороны, я считаю, что перед объявлением о запрете продажи снюса всё обдумали, проанализировали и знают, как бороться с теневыми продажами.

Правительство не предлагало вам войти в комиссию по исследованию снюса?

– Пока нет, но два моих студента Медицинского университета проявили инициативу и начали проводить анонимный опрос студентов-медиков. Правда, среди них уровень употребления снюса минимальный, только 3-6% имеют такой опыт, и единицы его принимают систематически.

Возможно тому виной выборка? Всё-таки студенты-медики и снюс.

– Наверное, так, но, чтобы проводить аналогичные исследования в школах, нужна государственная поддержка. Самим зайти туда и проводить опросы практически нереально, и это правильно. Чтобы работать с детьми, нужно подбирать правильный алгоритм, методики, брать с каждого родителя согласие. Вряд ли какая-нибудь школа даст на это добро.

Но как тогда решать эту проблему, использовать только запреты?

– Я всегда придерживаюсь позиции, что проблему нужно визуализировать и рассмотреть. Но это моя точка зрения, мнение человека от науки. Прежде чем говорить о феномене, мне нужно его обследовать со всех сторон. Понять, есть ли реальная проблема или это просто паника. Как минимум нужно сделать контрольные закупки снюса и исследовать его в нескольких независимых лабораториях. Провести экспериментальное психологическое исследование потребителей снюса, особенностей их личности.  После этого у нас будет понимание – есть проблема или нет. То, что я вижу сейчас – это, конечно, реальная проблема, все боятся, все в панике. Но нас в медицинском всегда учили – не поддаваться панике, а делать своё дело. В последние дни я созваниваюсь с коллегами из других регионов, целостного подхода к снюсу нет нигде, но есть две позиции. Первая – в снюсе содержится никотин, а он в зависимости от дозировки и слабости соматических функций (то есть у детей) может вызывать осложнения вплоть до блокады дыхательного и сосудодвигательного центров, и человек впадает в кому. Вторая позиция немного волюнтаристская. Зная мишени-рецепторы никотина, а их в организме немало, возможно в снюс добавили вещество, по структуре похожее на никотин, но сильнее его по синтетическим свойствам. Например, тот же «спайс» (наркотик, по указу Путина запрещён с 2015 года) – это синтетический каннабиноид, и он вредит организму в 10 раз сильнее, чем натуральный. Та же ситуация возможна и со снюсом, учитывая возможности современной фармакологии, это не исключено. Понятно, что мы сейчас говорим об эмпирической фантастике, но ведь иногда наши самые страшные опасения сбываются.

Если от Радия Фаритовича поступит предложение возглавить комиссию по исследованию снюса, вы согласитесь?

– Я соглашусь, ведь это поможет республике, даст толчок к пониманию проблемы и повысит актуальность нашей науки. Если мы сейчас проведём мало-мальски научное расследование любого факта отравления снюсом, оно упрётся в то, что мы не знаем, что это за вещество и только ли в нём проблема.

Но для таких исследований нужны деньги.

– Конечно. Даже банальный жидкостной анализ стоит в районе трёх-пяти тысяч рублей как минимум, а их нужно делать много. Я даже навскидку не могу сказать, сколько это будет стоить. Кроме прямых расходов есть ведь и косвенные. В принципе, мы участвуем в грантовых конкурсах. Средний грант на изучение феномена составляет примерно один миллион рублей. Возможно, что исследование снюса можно будет провести, если будут грант, будет допуск к феномену и не будет сопротивления со стороны школ. Когда в 2015 году мы исследовали феномен спайса и ходили по школам, нам везде отказывали, согласилось только одно РОНО. Их позиция понятна, ведь если мы проведем исследование, то цифры скрывать не будем, мы люди науки.

Может всплыть неприятная статистика?

– Да. Наше исследование «спайса» под контролем антинаркотической комиссии республики в 2015 году показало, что с ним знакомы как минимум 6% детей.

Поделиться
Поделиться
Тимур Дробилко
Тимур Дробилко

Комментарии (0)

Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии

Другие новости рубрики