$73,52 -1,06 €88,88 -0,69
UfaTime.ru вынужден открыть сбор на 460 тысяч рублей. Объясняем, почему

 

«Если есть деньги, они будут лечить все стадии» – Онкологи Башкирии высказали своё мнение об уезжающих за границу пациентах и коммерческих клиниках Израиля и Германии

Фото: ® UfaTime.ru

В Башкирии на учёте по онкологическим заболеваниям стоят около 87 тысяч человек. Это все пациенты, которые сталкивались с раком – то есть болеют сейчас или уже достигли ремиссии. Однако далеко не все они лечатся в Башкирии или даже в России, некоторые предпочитают получать медицинскую помощь за рубежом.

Врачи республиканского онкологического диспансера высказали своё мнение по этому поводу. Онкологи сошлись во мнении, что убеждение о превосходстве европейских клиник над российскими устарело.

Главный врач РКОД Адель Измайлов на пресс-завтраке издания «КоммерсантЪ-Уфа» заявил, что сам проходил стажировку в Германии и Австрии, поэтому знает, как лечат онкологических пациентов за рубежом. По его мнению, за почти два года ситуация сильно изменилась: в России тоже появились лекарства, которые раньше можно было достать только за границей, а по технологической оснащённости больниц Россия, и в частности Башкирия, уже опережает иностранных коллег.

«Нам сказали, что в России этих препаратов нет»

«Наверное, есть какие-то нозологии, для которых два года назад в России действительно не было препаратов и диагностики. В основном фармацевтическая промышленность расположена в США, они (лекарства – прим. ред.) у нас проходят все барьеры, поэтому чуть позже появляются у нас. И раньше не работали программы, которые позволяют получить лекарства, просто не было денег в онкологии, чтобы мы могли лечить этими препаратами пациентов. Что мы увидели в период эпидемии, когда закрыли границы: приходят люди, которые лечились в Германии, в Израиле, которые не смогли поехать на очередной курс, приходят с назначениями лекарственной терапии, показывают это всё и спрашивают, что делать, как быть. Я смотрю – все эти препараты уже с 2019 года есть в арсенале онкодиспансера, все жители нашей республики получают эти препараты бесплатно в рамках ОМС, а им приходилось ездить в эти страны и покупать эти препараты, причём, сравнивая цены, почему-то получалось, что они в 2-2,5 раза дороже там. Как так? Отвечают: «Нам сказали, что в России этих препаратов нет».

Я понимаю, условия другие, приезжая из Германии я первую неделю всегда ходил и смотрел, как лежат в 5-6-местных палатах пациенты с одним туалетом на этаже, это меня коробило. Но мы построили новый корпус, где уже другие условия, 1-2-3-местные палаты с туалетом и душем.

Что касается технологий, я скажу за то, где сам оперирую, в онкоурологии они ведь не то, что не хуже, они на порядок выше частных клиник европейских. Робот-ассистированные операции в БГМУ доступны всем по ОМС, малоинвазивные операции. У нас современные 4К-стойки стоят (с высоким расширением – прим. ред.) – не во всех клиниках Германии пациентов тотально оперируют эндоскопически, а у нас практически не стало открытых операций в онкоурологии с освоением этой техники.

Про химиотерапевтические препараты – это изменилось в последние годы, раньше было невозможно назначить такие препараты, ну не мог человек за 250 тысяч купить коробочку лекарств на месяц, но сейчас всё изменилось, это всё стало доступно».

«Если есть деньги, они будут лечить все стадии» 

Главный внештатный онколог Минздрава РБ, заместитель главного врача по медицинской части РКОД Рустем Аюпов, в свою очередь, рассказал о коммерческих зарубежных клиниках, которые зарабатывают на раковых больных. 

«Я считаю, что каждый пациент имеет право обратиться за лечением в любую организацию, куда он пожелает. Часто драйвером обращения за рубеж являются дети, которые готовы везти своих родителей из чувства долга в любую точку мира. Тут существует определённая маркетинговая сеть клиник, которые заинтересованы в таких пациентах. Заметьте, у нас же во Францию никто не ездит лечиться, у нас летают в Израиль и Германию. Пример из моей практики: пациент, которому мы диагностировали колоректальный рак с метастазами, начал лечение у нас, и в процессе кто-то сказал ему ехать в Израиль. Он поехал туда, пропустил лечение у нас, а когда приехал обратно, привёз мешок лекарств на 80 тысяч рублей. Когда начали разбирать, там ни одного противоопухолевого препарата не было. Зарубежные коллеги сказали, что да, вам правильное лечение назначили, и выдали сопроводительные препараты, в основном противорвотные. Ни одного специального лекарства не было, хотя в России нет недостатка в сопроводительных лекарствах. Коммерческие клиники, которые работают на себя за рубежом, их не всегда интересует качество, их интересует наличие денег. Если есть деньги, они будут лечить все стадии, но есть честные клиники, которые говорят, что мы вас лечить не можем, потому что всё уже, к сожалению, запущено». 

Поделиться
Поделиться
Аделина Минибаева
Аделина Минибаева

Комментарии (0)

Авторизуйтесь, чтобы можно было оставлять комментарии

Другие новости рубрики